Сайт города Кирова

Новости Кирова

Нолинск

Небольшая серия открытых писем, посвящённая Нолинску, вышла в свет в 1910 году. Известно порядка десяти сюжетов, часть из них имеет цветовую раскраску. Выходные данные отсутствуют, но можно предположить, что автором снимков для открыток стал местный фотограф Николай Матвеевич Стрижев. На оборотной стороне карточек стоит надпись: «Всемирный почтовый союз. Россия», что давало возможность беспрепятственно отправлять их во входящие в союз зарубежные государства.
                                                               * * *
Уездный город Вятской губернии Нолинск расположен на правом берегу впадающей в Вятку реки Вои, в 138 верстах от губернского города Вятки. Через Нолинск проходил начинавшийся от губернского центра Казанский почтовый тракт, по которому в течение всего года осуществлялись почтовые, торговые и служебные отношения. В пределах Вятской губернии тракт шёл также через уездные города Уржум и Малмыж. По Всеобщей переписи в 1897 году население Нолинска составляло 4 763 человека, к 1917 году оно достигло 5 203 душ обоего пола.

К концу XVII века местность, занимаемая Нолинском и его окрестностями, а также почти половина Нолинского уезда, находились во владении Вятского Успенского мужского монастыря. Земли эти и угодия были Высочайше пожалованы монастырю царями Иоанном Грозным и Фёдором Иоанновичем в бытность архимандрита Трифона – первого Вятского преподобного и чудотворца. Край этот постепенно заселялся крестьянами преимущественно из Слободского и Орловского уездов. Привлекали их сюда плодородные земли, луга и прекрасные корабельные рощи. В 1668 году здесь основалось село, а с ним появился и первый храм во имя Святителя и Чудотворца Николая. По названию церкви село нарекли Никольским погостом, а затем и – Ноли, по имени текущей в полутора верстах и впадающей в Вою речки Ноли. До 1764 года село Ноли с прилегавшими землями составляло собственность Вятского Успенского Трифонова монастыря. Как известно, восшедшая на российский престол императрица Екатерина II-я повела решительную борьбу с монастырскими владениями, подвергая их «секвестированию», в результате чего село Ноли было передано в ведение Государственной экономической коллегии, а 11 сентября 1780 года, при учреждении Вятского наместничества, назначено уездным городом Нолинском.

Взглянув на карту Нолинска за 1908 год, можно отметить, что почтовый тракт их Вятки переходил в главную улицу города Нолинскую, сворачивая на Успенской площади на уржумское направление. С юго-востока на северо-запад параллельно друг другу шли улицы: Кузнецкая, Войская, Никольская, Нолинская, Вятский проспект, Нагорная, Яранская, Бульварная и Садовая; проектировались Ильинская и Вознесенская. И основные поперечные улицы: Красная, переходящая в дорогу из Яранска, Проломная, Хлебная, Уржумская (с выходом на Казанский почтовый тракт), Александровская и Поперечно-Бульварная. Все городские храмы каменные: выстроенный в 1724 году Николаевский собор, Успенская церковь 1843 года постройки и кладбищенская Всехсвятская церковь, возведённая в 1848 году. Успенской церкви принадлежала воздвигнутая в 1887 году городская Александровская часовня. Главная Нолинская улица проходила через все городские площади: Соборную, Базарную и Успенскую. Помимо богатых купеческих и мещанских особняков на ней располагались красивые каменные здания городской и уездной земской управ.





Из учебных заведений по состоянию на 1912 год значились: реальное училище, женская гимназия по Уржумской улице, духовное училище, училища: городское 4-классное, земское начальное, министерское 1-классное, мужское начальное церковно- приходское, а также низшая ремесленная школа. «Большая часть жителей города Нолинска занимается мелкой торговлей, закупая на торжках и базарах лён, куделю, льняное семя, поярок, шерсть, овчины, и сдаёт их местным крупным торговцам. Главными же предметами торговли жителей Нолинска служат: хлеб, соль, холст, льняное семя и прочее. Часть этих товаров – хлеб, лён, льняное семя, отправляется в Вятку, Котельнич, большая половина хлеба направляетсв город Рыбинск, а холст – на Нижегородскую ярмарку. Базарные дни в Нолинске существуют еженедельно по субботам…».



Из отобранных для съёмки видов обращает на себя внимание открытка «Городская управа» с перспективой Нолинской улицы, которую украшали богатые дома купцов Маландиных, Стрижевых, Гырдымовых, Парамоновых... Весьма приличное по архитектуре краснокирпичное здание городской управы выходило на угол Нолинской и Хлебной улиц. На верхнем этаже располагались: собственно сама управа, сиротский суд, управление мещанского старосты и городской общественный Ивана Лихачёва банк. Нижний же этаж отдавался под торговые заведения. Как видно, в угловом нижнем помещении под балконом отворены двери бакалейного магазина Маландина. Передний план снимка оживляют сразу несколько интересных персонажей: группа направляющихся в сторону базара бабушек, конный стражник, велосипедист… Вдали виднеется каменное здание уездной земской управы. Наискосок здания городской управы, по ту сторону Нолинской улицы, в принадлежащем городу доме помещалось реальное училище, а нижний этаж также сдавался под торговые лавки и магазины. То было одно из лучших зданий Нолинска, крышу которого украшали шатровые башенки. Из «Отчёта о деятельности Нолинского городского управления за 1912 год» можно узнать о некотором другом городском недвижимом имуществе в черте города. В список включены: – Каменный двухэтажный дом на Хлебной улице. Верхний этаж занят помещением Общества народной трезвости, нижний – торговым помещением.

  • Каменный 2-этажный дом на углу Нолинской и Александровской улиц с каменной пристройкой. Сданы в аренду Торговому Дому «Наследники И. В. Александрова», каменная пристройка сдана под хлебную лавку.
  • Каменный 2-этажный дом по линии Нолинской улицы. Занят казармой нижних чинов местной и конвойной команд и Управлением воинского начальника.
  • 1-этажный деревянный дом (ветхий) на углу Александровской улицы и Вятского проспекта. Занят квартирой квартирмейстера Косолапова.
  • Каменный 1-этажный корпус с подъездом по Никольской улице, занятый пожарным обозом. Наблюдательный пост устроен на колокольне Успенской церкви.
  • Каменный 2-этажный дом по Вятскому проспекту, занятый городской общественной богадельней. В деревянном дворовом флигеле устроена городская амбулатория.
  • Деревянный 1-этажный на каменном фундаменте дом по Вятскому проспекту. Занят женским приходским училищем Министерства народного просвещения.

 ................лостной управы Евсеев, превратив его с годами в цветущий сад. В советские годы он становится уже «старым липовым парком». И, конечно, пристань Медведок, без которой рассказ о Нолинске был бы неполным. В былые времена там оперировали как российские, так и зарубежные комиссионерства по закупке хлеба, льна и холста. Однако, с развитием пароходства и открытием железнодорожных путей, коммерческие обороты пристани стали постепенно снижаться. К 1917 году Медведок наряду с Вятской и Кукарской входила в тройку важнейших пристаней на реке Вятке. В сезоны сильных мелководий в Медведке производились пересадка пассажиров и перегрузка товаров на мелкосидящие суда. «Медведки – небольшое село, построенное в лесистой местности; стоит оно на берегу Вятки, в 20 верстах от города Нолинска. От Медведок начинается нижнее течение реки Вятки. Пароходная пристань, благодаря своему положению на среднем течении реки Вятки, где кончается в летнее время правильное пароходное сообщение, имела прежде большое значение: здесь нагружали на баржи хлеб, лён, куделю, шерсть, холст, яйца, масло и другие сельские произведения, закупленные крупными купцами. Здесь же выгружались товары, привезённые из Нижнего Новгорода, Казани, Самары и других городов, и “гужем” привозились в Нолинск и торговые сёла уезда. На пристани построено много амбаров и складов для товаров и контор для отправки и покупки разных товаров. Летом на пристани можно видеть всегда много проезжающих, приказчиков, рабочих, грузчиков и ямщиков. На Медведках всегда было оживление, шум и многолюдство». Неслучайно в таком оживлённом месте слободские питейные заводчики Александровы устроили гостиницу с рестораном. Дополняет справочные и теперь уже исторические сведения реклама из путеводителя Товарищества Вятско-Волжского пароходства: «Г. Нолинск отстоит от пристани Медведок в 203/4 вер. Дорога от Медведка до Нолинска шоссированная. В Медведке имеется всегда в достаточном количестве лошадей: почтовых земских и вольных. Плата за проезд взимается во время навигации за пару от 1 р. 50 к. до 2 руб. и за тройку от 2 р. 50 к. до 3 руб.». Остаётся ещё вернуться к уже упомянутому нолинскому купцу Александру Ивановичу Стрижеву, оставившему неоднозначный след в окрестностях губернской Вятки. В Нолинске одно время он владел табачной фабрикой, а затем – стекольным заводом в починке Лутка, Игринской волости Глазовского уезда. В лихие времена Мировой войны ему удалось приобрести неподалёку от Вятки имение «Раковку», которой Филат Рязанцев и его наследники владели на протяжении полутора веков. Проживал Стрижев непосредственно в Вятке, в домах дворянки Анны Чежеговой, сначала на Всехсвятской (ул. Дерендяева, 54), а затем на Бутырской улице (Маклина, 3). На состоявшемся 16 апреля 1917 года Щербининском волостном собрании среди прочих докладов было обращено внимание на следующее обстоятельство: «… Далее, заслушав доклад о хищническом истреблении леса купцом Стрижевым в Рязанцевской даче, собрание постановило: хотя в настоящее время Рязанцевская дача и принадлежит купцу Стрижеву, но волостное собрание считает необходимым предложить Стрижеву прекратить хищническую деятельность в Рязанцевской даче, а также в Стратоновских дачах до Учредительного собрания. Настоящее своё постановление собрание поручило волостному исполнительному комитету довести до сведения Стрижева». Вскоре в дело вмешался и Вятский уездный земельный комитет: «… Из других постановлений Комитета по текущим делам заслуживает внимание постановление об охране частных владельческих лесов от хищнической вырубки, в частности, постановлено немедленно расследовать дело о такой вырубке леса Стрижевым в его имении “Раковке” в Щербининской волости…». В дальнейшем о результатах расследования деятельности нолинского «лесного дятла» более не сообщалось. P. S. Во времена разгула первой русской революции Нолинск по случайному стечению обстоятельств стал местом пленения уральского Стеньки Разина – разбойника - экспроприатора Александра Лбова, терроризировавшего население Пермской губернии на протяжении двух лет. О масштабах экспроприаций лбовской боевой дружины говорит хотя бы первое «лбовское» дело, разбиравшееся во временном военном суде Екатеринбурга в феврале 1908 года. Как отмечалось в деле, в августе 1907 года разбойничья шайка совершила вооружённый налёт на контору азбестовых копей члена Государственного Совета Поклевского-Козелл в Екатеринбургском уезде. В кассе конторы лежало 20 000 рублей. А сколько таких вылазок совершила банда уральского атамана за два разбойничьих года? И вот в начале 1908 года не бог весть каким ветром занесённый в вятскую глубинку «Стенька Разин» был пойман с поличным: «Лбов, как оказалось, был пойман совершенно случайно. В Нолинске появился новый, никому неизвестный человек, высокого роста и представительной наружности. Город маленький, и каждое новое лицо невольно обращает на себя внимание. 17 февраля мимо квартиры полицейского надзирателя неизвестный прошёл с двумя своими товарищами, из которых каждый был значительно ниже своего спутника. Прошедшие внимательно осмотрели квартиру надзирателя и окружающую местность. Надзиратель, стоявший в это время у окна, почуял что-то недоброе. Личность же незнакомца, высокого роста и с повелительной фигурой, сразу бросилась ему в глаза, и он немедленно послал переодетого стражника в догонку прошедшим с целью проследить за их действиями. Было тепло. Стражник Селюнин, дойдя до городового, приказал ему задержать незнакомцев. Последние бросились в рассыпную бежать. Одного удалось сейчас же поймать, а другой, убегая, наткнулся на купца Бушуева. Бушуев пытался прекратить ему дорогу. Неизвестный, который, как потом оказалось, и был Лбов, выхватил револьвер Маузера. Бушуев спрятался за ворота, а Лбов побежал далее. В догонявших его стражников он произвёл несколько выстрелов и одним из них смертельно ранил Селюнина в живот, стражники также стреляли в убегавшего, но безрезультатно, благодаря осечкам. Тогда стражник Нелюбин, бывший на лошади, быстро догнал под градом выстрелов убегавшего и свалил его с ног. Стражник соскочил с лошади, и между ним и Лбовым завязалась горячая схватка. Лбов при падении выронил револьвер. Быстро оправившись, он успел схватить его, и так как все патроны были израсходованы, то успел зарядить его снова, но только одним зарядом. Новый выстрел в стражника был неудачен. В это время подбежала догонявшая Лбова толпа народа и стала его избивать. Подоспевшей полиции едва удалось его вырвать из неё живым. Сначала никто не подозревал, что пойманный и есть Лбов, т. к. он упорно не называл своего имени. К тому же при нём были найдены два годовых паспорта: один на имя крестьянина Яранского уезда Саввы Ужакова и 2-й на имя крестьянина Нолинского уезда Павла Дехтерева. Револьвер оказался 10-зарядный, системы Маузера. При нём имелось 74 боевых патрона и 4 обоймы по десяти патронов в каждой. В портмонэ у Лбова нашли 35 рублей денег золотом и боевые патроны. Доставленный стражником в полицию другой молодой человек оказался сыном умершего священника села Полоза Аркадием Мышкиным, исключённым в 1906 году из Вятской духовной семинарии. При нём найдены – лоскуток бумаги с надписью на латинском языке – “одно спасение для побеждённых – не ожидать спасения” и на втором лоскутке – “Аркаша, как только получишь деньги, так неси ко мне на квартиру, я ведь без денег изнываю, помни. А. Казаринов”. По справкам оказалось, что Мышкин и его товарищ приехали в Нолинск 11 февраля из Вятки, без всякого багажа. Мышкин остановился у своего деда протоиерея Успенской церкви о. Ник. Якимова. Под усиленным конвоем Лбов в минувший вторник был доставлен в Вятку. Два его спутника будут также доставлены на днях сюда». Итак, вояж именитого разбойничьего атамана в Нолинск закончился для него слишком печально. При поимке Лбов был до того избит сбежавшейся публикой, что на допросы к следователю явился он с повязками на голове и на носу, и, разумеется, закованным в кандалы и под усиленной охраной.






Просмотров: 4685